Сельское хозяйство

За указанный выше период калорийность суточного рациона в третьем мире повысилась в среднем с 1840 до 2460 ккал, тогда как в промышленно развитых странах — с 3060 до 3380 ккал. Однако в последних основной тенденцией стало качественное улучшение питания за счет все большего употребления разнообразных, от­личающихся высокими вкусовыми и биодиетическими свойствами продуктов. Поэтому не следует переоценивать успех в преодолении исторически сложившегося разрыва. Поскольку калории, получаемые от сельскохозяйственных культур и продуктов животноводства, имеют различную ценность, напрашивается вывод, что при срав­нении рационов желательно все потребляемые продовольственные товары привести к одному «знаменателю», т.е. к растительным калориям (в среднем на получение 1 кал животной пищи расхо­дуется 7 растительных калорий). В таком случае разрыв в потреб­лении между промышленно развитыми и развивающимися страна­ми будет выглядеть гораздо весомее, как это, если учитывать структуру питания, и наблюдается в действительности. Например, «среднему» индонезийцу, который за день потребляет немногим бо­лее 2000 ккал в растительном эквиваленте, будет противостоять «средний» француз, для которого означенный показатель превосхо­дит 11 тыс. ккал.

Замена растительной пищи продуктами животного происхождения наблюдается в промышленно развитых странах на протяжении по­следних ста лет и сопряжена с ростом национального дохода. Поэто­му среди многих причин, которые объясняют отставание скотоводст­ва в третьем мире, специально следует обратить внимание на узость внутреннего рынка. Покупное молоко, например, доступно фактиче­ски лишь зажиточной городской прослойке. Жителю Муссонной Азии в среднем требуется трудиться в 3—4 раза больше времени, чем анг­личанину, чтобы заработать на 1 л молока. Относительно высокие цены на молоко и молочные продукты, не говоря уже о мясе, ограни­чивают спрос. Вместе с тем, исследования по сравнению экономиче­ской рентабельности животноводства и земледелия в индийском штате Пенджаб показали, что для хозяйств, ориентированных на производ­ство пшеницы и кукурузы, рыночная цена на молоко была явно недоста­точной, чтобы оправдать содержание буйловиц. Ситуация могла бы измениться лишь при повышении цен на продукт минимум на 10%, чему препятствует низкая покупательная способность населения.

В ряде стран из рациона питания населения почти полностью выпадают некоторые животноводческие продукты. Так, в белковой диете жителей Индии, Бангладеш и Шри-Ланки на мясо приходит­ся только 2% потребляемых белков, производство яиц не обеспечи­вает даже рациона одно яйцо в неделю на ребенка, а производство молока оценивают в 0,2 л в сутки на человека. Минимальная (и, видимо, заниженная) потребность человеческого организма в протеинах животного происхождения, исчисляемая ФАО в 7 г в сутки, не удовлетворяется во многих южноафриканских странах, а также в Гвинее, Того, Гаити.

В питании населения в развивающихся странах обычно отчетли­во выражено доминирование какого-либо одного продукта, что при­дает диете однообразный характер. Особенно это характерно для зоны рисоводства. Среди зерновых культур рис стоит первым по количеству калорий, получаемых крестьянами с 1 га; поэтому для стран Южной и Юго-Восточной Азии, где при избытке рабочих рук ощущается острая нехватка площадей, эта полевая культура поистине незаменима. В странах типично рисового питания доля риса в раци­оне составляет около 75%, а местами, например, на Западной Яве, превышала даже 90%. В результате те потери белка и витаминов, которые происходят при обработке риса, приводили и приводят к более тяжелым последствиям для здоровья населения (болезнь бе­ри-бери), чем аналогичные потери в странах «пшеничной» диеты.

Перейти на страницу: 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79

Другое по географии

Уральский экономический район
В условиях становления и развития рыночных отношений для научного обоснования радикальных экономических реформ особое значение приобретает региональная экономика – область научных знаний о размещении производительных си ...