Сельское хозяйство

Именно последующее возрождение в Европе городской жизни дало импульсы для внедрения паровой системы, складывавшейся на протяжении длительного периода — примерно с VII по XVIII в. В двухпольном хозяйстве площади под посевами и паром равны, так как они ежегодно чередуются. Однако доминировать стало трех­полье, при котором на каждом участке практиковался следующий севооборот: озимые зерновые хлеба (пшеница или рожь); яровые (ячмень или овес, горох или бобы, или же смешанные посевы зерно­вых); чистый пар. В данной связи классик русской агрономии А.В.Советов подчеркивал: «Форма трехпольной системы, как исключительно хлебной, несовместима с требованиями растений нехлебньгх». Поэто­му сколь ни элементарны были потребительские запросы населе­ния, их нельзя было удовлетворить лишь за счет полевого клина. Отсюда — сохранение и даже усиление весомости приусадебных земель, отводимых прежде всего под овощи и некоторые специальные культуры (в России, например, под коноплю, которая нуждалась в хорошо унавоженной почве и служила важным сырьем для получе­ния растительного масла и изготовления веревок и грубых тканей).

Смена систем земледелия не представляет собой однонаправ­ленного процесса. Случалось и попятное движение, как это просле­живалось при колонизации Сибири русскими крестьянами в XVI— XVIII вв., хотя чаще у них наблюдалось использование разных сис­тем на одной и той же территории: переложной, двухпольной и трехпольной, отличавшейся, однако, недостаточной четкостью и за­конченностью. Отсюда не вытекает прямолинейный вывод, что зем­леделие за Уралом было примитивным, неразвитым, стоявшим на более низком уровне, чем в европейских областях страны. Ибо гео­графия каждой системы земледелия определяется в первую очередь теми условиями, в которые поставлен хлебопашец, и уже первые поколения переселенцев из северорусской деревни, пришедших в Сибирь с превосходным знанием трехполья, убедились в трудно­стях его внедрения в местных условиях (в частности, поля были сильно заражены сорняками, с которыми тогда можно было бороть­ся только применяя залежную систему).

Общая же линия изменений в европейском сельском хозяйстве, особенно с началом промышленной революции в Англии в XVIII в., оказалась выраженной вполне определенно: повышение интенсив­ности использования земли, или, иначе, увеличение демографиче­ской емкости территории. По мнению выдающегося российского демографа Б.Ц.Уралниса, средний урожай подсеки примерно в 1,5 раза превосходил таковой в двухпольном хозяйстве. Однако на преж­ний подсечный участок возвращались лишь через многие годы, так что кормиться с единицы площади было в состоянии впятеро мень­ше людей, чем при двухполье. Переход к трехпольной системе под­нял уровень сборов благодаря введению озимых посевов: они при­носят продукции на 20—30% больше, чем яровые зерновые, и, сле­довательно, средняя урожайность хлебов в целом стала на 10— 15% выше. По этой причине генерал-губернатор Пермского и То­больского наместничества требовал в 1784 г. от всех земских су­дов: « .каждого хозяина обязать рожь сеять не токмо ярицею, но и на озимовом поле: чего наиболее наблюдать за теми из сельских жителей, у которых озимей не посеяно».

Перейти на страницу: 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Другое по географии

Экономические проблемы развития Севера России
С кардинальными преобразованиями российского национального хозяйства обострились проблемы развития и функционирования социально-экономических комплексов северных территорий. Это актуализировало исследование общих и спец ...